Зачем нужен саммит Байден-Путин, и чего он должен достичь?

Какие цели преследовала встреча лидеров США и России

Автор: Биллмон — Billmon — псевдоним американского блогера, размещающего свои комментарии по широкому кругу политических и экономических проблем в своем блоге «Moon of Alabama» (Луна Алабамы). Блог озаглавлен по названию одноименной песни ББрехта, написанной в соавторстве с ЭХауптманн и композитором КВайлем для оперы в 3-х частях «Подъём и упадок города Махагони». Вошедшая в оперу композиция «Alabama Song» («Moon of Alabama») впоследствии была перепета многочисленными исполнителями, включая Уте ЛемперДэвида Боуи и The Doors.

Перевод: С.П. Духанов.

***

Байден завершает (европейскую — С.Д.) поездку в Женеве в среду встречей на высшем уровне с президентом России Владимиром Путиным. Белый дом в субботу объявил, что после встречи лидеры не будут проводить совместную пресс-конференцию, исключив возможность для сравнений с тем, что последовало после саммита Трампа и Путина в Хельсинки в 2018 году. Тогда Трамп встал на сторону Москвы, а не своих собственных спецслужб.

Помощники (президента — С.Д.) дали понять, что США не хотели бы еще больше возвышать Путина, давая возможность обоим вместе появляться в таком формате. Другие выразили обеспокоенность тем, что Путин может попытаться набрать очки на фоне 78-летнего Байдена, для которого это будут его последние часы изнурительной восьмидневной поездки по Европе.

Настоящая же причина отказа от проведения совместной пресс-конференции, конечно, заключается в том, что престарелый Байден, скорее всего, будет хвастаться какой-нибудь ерундой и испортит саммит, устроить который хотят его кураторы.

США инициировали этот саммит, который проходит в начале президентства Байдена. Вопрос, на который до сих пор нет ответа, заключается в том, зачем он нужен и чего хотят этим добиться США?

Короткий ответ, подробно обсуждаемый ниже, заключается в том, что:

1. США хотят напасть на Китай. Но они признали, что не могут одновременно противостоять и Китаю, и России. Таким образом, Россию необходимо отделить от альянса с Китаем и вернуть в Европу.

2. Новые системы стратегических вооружений России могут позволить нанести первый удар по США. Новое соглашение о стратегических вооружениях — единственный способ предотвратить эту экзистенциальную угрозу. (Это также сэкономило бы много денег.)

Обе эти стратегические цели вряд ли будут достигнуты, поскольку американское внешнеполитическое сообщество все еще неверно оценивает глобальную ситуацию, а также силу России и ее положение. Оно хочет, чтобы саммит провалился.

А теперь длинная версия.

В материале, опубликованном в его списке электронной почты, проф. Майкл Бреннер, постоянный читатель Moon of Alabama, дает свой ответ на наши вопросы:

«Байден, бывший долгое время заочным надзирателем за Украиной при Обаме, поддержал план положить конец сепаратистским, русифицированным провинциям Луганска и Донецка в Донбассе. Это рассматривалось как способ: а) дисциплинировать Владимира Путина, чье вмешательство в Сирию и «кровожадные» действия в других регионах раздражали американских политиков, б) полностью завершить изоляцию России (наряду со свержением правительства Беларуси) и в) укрепить контроль НАТО/ЕС над европейским континентом.

Вашингтон расширил свою программу вооружения и подготовки украинской армии и военизированных формирований (включая (запрещенный в России — ред.) неонацистский батальон «Азов»), дал президенту (и экс-комику) Владимиру Зеленскому зеленый свет на перемещение своих вооруженных сил к линии соприкосновения и возглавил организованное осуждение России, громко подкрепленное вечно послушным хором европейских иждивенцев. Байден сам задал тон, назвав Путина «убийцей». Это было классическим сдерживанием с помощью военного запугивания. Хотя вряд ли можно назвать классикой оскорбление вашего противника — если только за этим не следует призыв горна к атаке. Весь этот проект сейчас в руинах; провал просто жалкий. Вопрос «Зачем?’ несет с собой тяжелые — хотя и неосознанные — уроки.

Кремль ясно дал понять, что больше не собирается подставлять другую щеку. Расширение НАТО на восток вплоть до границы с Россией, одобренное Вашингтоном нападение Грузии на Южную Осетию силами, обученными американскими «консультантами», цветные революции, кульминацией которых стал организованный Викторией Нуланд американский переворот в Киеве, свергнувший демократически избранного президента, неподтвержденные документально обвинения во вмешательстве в «спокойные воды» американской политики, многочисленные санкции, неустанная кампания по саботажу «Северного потока-2» и т. д. и т. д. — эти явные признаки были проигнорированы, как и все другие факты, которые не согласуются с корыстным, самообманным вашингтонским нарративом. Там преобладают грубые неверные интерпретации положения вещей в России.

Они искренне верят, что Навальный — это великая светлая надежда страны. А Путин выдвинул 75 000 тяжеловооруженных армейских подразделений с поддержкой авиации к границе, в то время как Лавров прямо заявил, что любое наступление украинцев будет встречено подавляющей силой, и это будет означать уничтожение нынешнего украинского режима.

Желаемый эффект оказала концентрация в течение 10 дней пяти боеготовых дивизий, с которыми НАТО не может сравниться ни по численности, ни скорости:

(В то время — С.Д.) Соединенные Штаты и их союзники не могли оказать никакого противодействия; они должны были отступить. В течение нескольких дней Байден сделал спонтанный звонок «убийце» Путину, призывая к ослаблению напряженности и надеясь на стабильные, предсказуемые отношения между двумя странами.

На той неделе Блинкен прилетел в Киев, чтобы прямо сказать Зеленскому, чтобы он все отменил. Если это означало бросить его на съедение ультранационалистическим волкам в Киеве, то у него всегда остается профессия шоумэна-комика, к которой он сможет вернуться. Великодержавная политика это бурлеск!

Становится ясно, что борьба с полностью «пробужденной» Россией в Европе и в других регионах — это не пустяк. Из этого следовало бы, что Соединенные Штаты не должны вести тотальную холодную войну и с Китаем, и с Россией одновременно. Поскольку Китай это гораздо более серьезный вызов американской глобальной гегемонии, требуется каким-то образом выработать негласный modus vivendi (образ жизни) или, по крайней мере, «прекратить огонь» в отношениях с Москвой. Это должно было быть очевидным, по крайней мере, в течение последних 12 лет для любого, у кого есть мозг, способный мыслить стратегически. Вместо этого американские лидеры сделали все возможное, чтобы укрепить китайско-российский союз, что материализовалось в «стратегическом партнерстве» двух стран, которое с каждым днем становится все сильнее и увереннее.

Вопиющий провал на Украине (одновременно с сорванной попыткой свергнуть Лукашенко в Беларуси) поколебал безграничную уверенность Вашингтона в себе настолько, что он признал ошибочность своего пути.

О намерении изменить курс сигнализировал ряд шагов в Европе. Так, объявленная отправка военно-морской боевой группы в Черное море была в срочном порядке отменена, давление на Германию с целью воспрепятствовать завершению строительства «Северного потока-2» было снято, а планы украинского нападения на Донбасс были резко отменены. Байден был намерен провести встречу с Путиным в Женеве как решающий шаг, прокладывающий путь к смягчению враждебности, которая характеризует отношения между Вашингтоном и Москвой.

Есть надежда, что отмеченные выше жесты в сочетании с выраженной готовностью к совместной работе по ряду спорных вопросов могут смягчить антагонизм России по отношению к Западу. Это, в свою очередь, может охладить её энтузиазм по поводу стратегического партнерства с Пекином, что даст США возможность сконцентрироваться на борьбе за мировое господство с Китаем, одновременно ослабляя последнего.

Эта уловка обречена на провал.

Последние 30 лет показали, что Россия абсолютно не может доверять Вашингтону, что бы он ни обещал. Однако её партнерство с Китаем прочно…

Специалист по России аналитик Гилберт Доктороу придерживается несколько иной точки зрения: «Почему Джо Байден настаивает на встрече в столь ранний период своего пребывания на посту президента? Нам говорят, что цель состоит в достижении «большей стабильности» в двусторонних отношениях. Но я не слышал от наших комментаторов, о какой стабильности идет речь.

…С моей точки зрения, за саммитом стоит одна движущая сила, а именно: положить конец гонке вооружений, которую Соединенные Штаты проигрывают, если только они еще не проиграли её безвозвратно, и предотвратить дальнейшее ухудшение неблагоприятного сдвига в стратегическом балансе, невыгодное для Америки. Побочным преимуществом было бы сокращение запланированных военных расходов, предусмотренных в бюджете на сумму более триллиона долларов — для модернизации одной только ядерной триады. Таким образом, это освободит средства для масштабных инвестиций в инфраструктуру, которые Байден в настоящее время пытается протолкнуть через Конгресс.

…С момента выхода США из договора по ПРО в 2002 году при Джордже Буше-сыне политика США была направлена на то, чтобы получить возможность первыми нанести удар по российским МБР, а затем сделать бесполезными оставшиеся ядерные силы России, которые можно будет уничтожить в воздухе американскими системами противоракетной обороны. Новые, маневренные и сверхскоростные ракеты России могут обойти все известные системы ПРО. Согласно тексту Путина от марта 2018 года, новые российские стратегические вооружения низвели сотни миллиардов, которые американцы вложили в достижение превосходства, до статуса современной линии Мажино. Какой бы удар ни нанес Вашингтон по России, оставшиеся российские силы прорвут американскую оборону и посеют хаос на американской территории».

Новое оружие России — это то, о чем Вашингтон может только мечтать. Анонсированные в 2018 году новые системы в настоящее время внедряются в прифронтовых частях. Разработка американского оружия отстает от российского, по меньшей мере, на 10 лет. Ядерный паритет восстановлен.

Некоторые из новых российских систем не подпадают под действие нового договора о сокращении ядерных вооружений. Если США не удастся достичь нового соглашения с Россией, ограничивающего ее новые системы вооружений, то Россия вскоре может достичь потенциала первого удара. Это было бы экзистенциальной угрозой для США. Пентагон, безусловно, не в восторге от сложившейся ситуации.

То, что Байдену необходимо как можно скорее заключить новое соглашение по стратегическим вооружениям, действительно и может быть причиной того, что саммит проходит так рано.

К сожалению, успех, говорит Доктороу, далеко не гарантирован: «Взаимное уважение — это то, что министр иностранных дел России Сергей Лавров потребовал в качестве отправной точки для дипломатических переговоров с американцами. Уважение не передается собеседнику „с позиции силы“ — типичного американского подхода к таким переговорам».

Проблема Вашингтона заключается в том, что никто на Капитолийском холме или во внешнеполитическом сообществе не хочет признавать очевидные факты о сегодняшней России. Все довольны образом неряшливой, хаотичной России, управляемой безжалостным диктатором, режим которого хрупок и — как самодержавие Николая II — просто нуждается в небольшом толчке, чтобы его опрокинуться и обрушить. Это — чушь, и если она останется основой политики США в отношении России при Байдене, то мы не можем ожидать ничего особенного, чтобы уменьшить опасность ядерной войны или перейти в более спокойные воды в международных отношениях».

Примером представителя внешнеполитического сообщества, описанного Доктороу, является бывший посол США в НАТО Курт Волкер, который хочет, чтобы саммит провалился: «Конечно, не в интересах США, ЕС, НАТО и других союзников видеть саммит, на котором Путин уйдет убежденным, что он «притупил оружие» Соединенных Штатов и не столкнется с последствиями своего поведения. Это послужило бы сигналом всему миру о том, что авторитаристам могут сойти с рук агрессивные действия внутри страны и за рубежом, и что США и Запад не предпримут никаких значимых действий, чтобы остановить их.

… Поэтому для США наилучший возможный результат — это не скромные соглашения и приверженность «предсказуемости», а полное отсутствие соглашений. Успех — это конфронтация».

Канадский профессор Пол Робинсон берет это безумие под прицел, но заключает: «Вы можете сказать: «Это всего лишь мнение какого-то одного парня. Мы можем не обращать на это внимания. Это ничего не значит». Но Волкер не просто «какой-то парень». С 2017 по 2019 год он был специальным представителем США на переговорах по Украине — так что, по сути, Америка указала на свои отношения с Украиной и на переговоры о мирном урегулировании гражданской войны в этой стране. На основании этой статьи с содроганием вспоминаешь, какие советы он давал украинскому правительству. Конечно, не советы, способствующие миру, я полагаю. Это более чем «немного страшно».

… Итак, это больше, чем просто один человек. Эта статья — окно в образ мыслей влиятельной части американского внешнеполитического истеблишмента. Она отвергает переговоры. Она считает компромисс опасным. Она открыто предпочитает конфликт. «Успех — это конфронтация» — чем хуже, тем лучше. Ух ты!».

Я радуюсь каждому саммиту между сверхдержавами, пока они помогают предотвратить войну. Но я не ожидаю от этого больших результатов. Политика США чрезвычайно инерционна, и борг* в настоящее время далек от принятия компромиссов, на которые может согласиться Россия.

Автор публикации

не в сети 3 дня

Редакция "Законовест"

4
Комментарии: 0Публикации: 120Регистрация: 01-10-2022