СЛАВА БЫТЬ НЕПОБЕЖДЕННЫМИ

7 сентября 2020 в 03:00
на сайт, и вы сможете вступить в группу.
image_pdfimage_print

С.В. Герасимов. М.И. Кутузов на Бородинском поле. 1952 г.

26 августа (7 сентября) 1812 года вблизи от деревни Бородино недалеко от г. Можайска и в 124 км западнее Москвы состоялось генеральное сражение Отечественной войны, которое считается самым кровопролитным в истории среди однодневных сражений. Французские историографы называют его еще Битвой на Москве-реке.

После сражения под Смоленском отступление русской армии продолжилось. Это вызвало открытое недовольство в стране. Под давлением общественного мнения, Александр I назначил генерала от инфантерии светлейшего князя М.И. Кутузова главнокомандующим русской армией. В первую очередь Кутузов должен был остановить дальнейшее продвижение Наполеона, чтобы затем изгнать его с территории России. Однако, состояние и численность армии вынуждали его придерживаться тактики отступления. С одной стороны, Кутузов, хотел изнурить противника, с другой – ожидал подкреплений, достаточных для решающего сражения с армией Наполеона.

М.И. Голенищев-Кутузов понимал, что Москву придется отдать французам, но без сражения делать это никак нельзя.

Для генерального сражения требовалось найти поле, которое бы смогло вместить на боевой позиции большую часть русской армии, позволяло ей маневрировать в ходе битвы, обеспечивало природными препятствиями оборону и перекрывало собой дороги, ведущие к Москве. Такое поле было найдено полковником генерал-квартирмейстерской службы К.И. Толем перед г. Можайском. В центре поля находилось с. Бородино.

Русские позиции на юге начинались у д. Утица, на севере – у д. Маслово. Правый их фланг бы проходил по высокому и обрывистому берегу р. Колочь и надежно прикрывал Новую Смоленскую дорогу. В случае неблагоприятного исхода сражения Кутузов только по ней смог отвести войска. Здесь расположение русских с фланга прикрывали густые леса, исключавшие обход позиции. Местность здесь была холмистая, перерезанная речками и ручьями. Кроме того, здесь был устроен ряд фортификационных сооружений: Масловские флеши, орудийные позиции, засеки.

В центре обороны также были выстроены укрепления, получившие разные названия: Центральной, Курганной высоты, или батареи Раевского. На левом фланге потребовалось возвести полевые укрепления Семеновские (Багратионовы) флеши. Впереди всей позиции, с левого фланга, у деревни Шевардино, также начал строиться редут, который должен был играть роль передового укрепления. Но к началу битвы эти сооружения не были достроены. 24 августа подошедшая армия Наполеона после кровопролитного боя сумела им овладеть. Стороны понесли примерно равные потери.

Правый фланг русских занимали боевые порядки 1-й Западной армии генерала М.Б. Барклая-де-Толли, на левом фланге стояли части 2-й Западной армии под командованием П.И. Багратиона, а Старую Смоленскую дорогу у деревни Утица прикрывал 3-й пехотный корпус генерал-лейтенанта Н.А. Тучкова. Русское командование стремилось контролировать ведущие к Москве Старую и Новую Смоленские дороги, тем более что возникло серьезное опасение обходного движения противника справа. Вот почему на этом направлении оказалась значительная часть корпусов 1-й армии.

25 августа для укрепления духа вдоль линии русских войск была пронесена Смоленская икона Божией Матери. Французы же у с. Бородино провели разведку боем.

Наполеон лично провел рекогносцировку позиции русских. Он решил нанести свой главный удар по левому флангу русской армии, для чего ночью 26 августа (7 сентября) перевел основные силы через р. Колочу, оставив для прикрытия собственного левого фланга лишь несколько кавалерийских и пехотных частей.

Сражение началось около 6 часов утра атакой заранее изготовившейся французской пехоты одновременно на с. Бородино и Семеновские флеши. Бородино защищал лейб-гвардии Егерский полк, потерявший более трети своего состава. Его атаковала французская пехотная дивизия. Французам удалось в ходе штыкового боя оттеснить русских пехотинцев на правый берег Колочи. В ходе боя в строю дивизии генерала Воронцова осталось всего 300 человек. Сам генерал был ранен пулей в ногу, когда повел в штыковую атаку последний батальон своей дивизии. С помощью пришедших подкреплений егеря в рукопашных схватках отбросили атакующего неприятеля на противоположный речной берег, почти полностью уничтожив один из французских полков. Схватка за Бородино завершилась к 8 часам утра. Село осталось в руках французов, которые больше не рисковали переходить здесь Колочь.

Свой главный удар Наполеон обрушил против армии Багратиона. Корпуса маршалов Л.Н. Даву, М. Нея, И. Мюрата и генерала А. Жюно несколько раз атаковали Семеновские флеши. Части 2-й армии героически сражались против превосходящего по численности противника. Французы неоднократно врывались на флеши, но всякий раз после контратаки оставляли их. До сих пор не известно точно, сколько вражеских атак последовало на флеши в ходе битвы. Лишь к девяти часам наполеоновские армии окончательно овладели укреплениями русского левого фланга, а попытавшийся в это время организовать очередную контратаку П.И. Багратион был смертельно ранен.

После захвата флешей основная борьба развернулась за центр русской позиции – батарею Раевского, которая уже до обеда подверглась двум мощным атакам противника. Во время второй атаки войскам Э. Богарне удалось овладеть высотой, но вскоре французы были выбиты оттуда в результате успешной контратаки нескольких русских батальонов, возглавляемых генерал-майором А.П. Ермоловым.

Около полудня Кутузов направил помощь защитникам Курганной высоты. Усиление из армии М.Б. Барклая де Толли получила 2-я Западная армия, которая оставила полностью разрушенные Семеновские флеши. Оборонять их с большими потерями уже не имело смысла. Русские полки отошли за Семеновский овраг, заняв позиции на высотах у деревни.

В полдень Кутузов направил казаков генерала от кавалерии М.И. Платова и кавалерийский корпус генерал-адъютанта Ф.П. Уварова в тыл левого фланга Наполеона. Рейд русской конницы позволил отвлечь внимание Наполеона и на несколько часов задержал новый штурм французами ослабленного русского центра. Воспользовавшись передышкой, Барклай-де-Толли перегруппировал силы и выставил на переднюю линию свежие войска. Лишь в два часа дня наполеоновские части предприняли третью попытку овладеть батареей Раевского. Действия наполеоновской пехоты и конницы привели к успеху, вскоре французы окончательно захватили и это укрепление. В плен к ним попал руководивший обороной раненый генерал-майор П.Г. Лихачев.

Помощь корпусам французской армии, которые сражались у Семеновский флешей, пытались оказать польские войска генерала Понятовского. Они захватили Утицкий курган, но дальше продвинуться не смогли.

Русская гвардейская кавалерия нанесла решительный удар по атакующим частям саксонских войск, опрокинула их и заставила отступить на исходные позиции.

При попытке атаковать д. Семеновское французская кавалерия наткнулась на колонны лейб-гвардии Преображенского, Семеновского и Финляндского полков. Гвардейцы с барабанным боем двинулись вперед и опрокинули вражескую кавалерию штыками. После этого финляндцы очистили от неприятельских стрелков сперва опушку леса, а потом и сам лес.

Из рапорта генерала от кавалерии Н.Н. Раевского

«Неприятель, устроив в глазах наших всю свою армию, … шел прямо на фронт наш; подойдя же к оному, сильные колонны отделились с левого его фланга, пошли прямо на редут и, несмотря на сильный картечный огонь моих орудий, без выстрела головы оных перелезли через бруствер. В тоже самое время с правого моего фланга генерал-майор Паскевич с полками атаковал штыками в левый фланг неприятеля, за редутом находящегося. Генерал-майор Васильчиков то же самое учинил на их правый фланг, а генерал-майор Ермолов, взяв батальон егерей полков, приведенных полковником Вуичем, ударил в штыки   прямо на редут, где истребив всех, в нем находящихся, взял генерала, ведущего колонны в плен. Генерал-майоры Васильчиков и Паскевич опрокинули в мгновенье ока неприятельские колонны и гнали оные до кустарников столь сильно, что едва ли кто из них спасся. Более действием моего корпуса описать остается мне в двух словах, что по истреблении неприятеля, возвратясь опять в свои места, держался в оных до тех пор против повторных атак неприятеля, пока убитыми и ранеными приведен был в совершенное ничтожество и уже редут мой занял г. генерал-майор Лихачев. Вашему Превосходительству самому известно, что генерал-майор Васильчиков собрал рассеянные остатки 12-й и 27-й дивизий и с Литовским гвардейским полком удерживал до вечера важную высоту, на  левой конечности всей нашей линии находящуюся…»

За весь день сражения русская кавалерия, ходившая во многие атаки, ни разу не уступила неприятелю места боя. На Бородинском поле «Великая армия» потеряла больше половины своей кавалерии: впоследствии Наполеону так и не удалось восстановить ее численность.

К вечеру французам удалось достичь тактических успехов на всех основных направлениях – русские армии были вынуждены оставить первоначальные позиции и отступить на глубину примерно до полутора километров. Но прорвать оборону русских Наполеону все же не удалось. Поредевшие русские полки стояли насмерть, готовые отразить новые атаки. Наполеон, несмотря на настоятельные просьбы своих маршалов, так и не рискнул бросить для завершающего удара свой последний резерв – двадцатитысячную Старую гвардию. Он боялся потерять вообще все свои войска. Это означало бы поражение во всей кампании. Поэтому после интенсивной артиллерийской перестрелки французские части были отведены на исходные рубежи.

Разгромить русскую армию не удалось. Российский и советский историк Е.В. Тарле позднее писал: «Чувство победы решительно никем не ощущалось. Маршалы разговаривали между собой и были недовольны. Мюрат говорил, что он не узнавал весь день императора, Ней говорил, что император забыл свое ремесло. С обеих сторон до вечера гремела артиллерия и продолжалось кровопролитие, но русские не думали не только бежать, но и отступать…»

Угрюмый, ни с кем не разговаривая, сопровождаемый свитой и генералами, не смевшими прерывать его молчания, Наполеон объезжал вечером поле битвы, глядя на бесконечные груды трупов. Император еще не знал вечером, что русские потеряли из своих 112 тысяч не 30 тысяч, а около 58 тысяч человек; он не знал еще и того, что и сам он потерял больше 50 тысяч из 130 тысяч, которые привел к Бородинскому полю. Но что у него убито и тяжко ранено 47 лучших его генералов, это он узнал уже вечером. Французские и русские трупы так густо устилали землю, что императорская лошадь должна была искать места, куда бы опустить копыто меж горами тел людей и лошадей. Стоны и вопли раненых неслись со всех концов поля.

Из воспоминаний бригадного генерала наполеоновской свиты графа Поля де Сегюра о раненых русских

«Они не испускали ни одного стона, может быть, вдали от своих они меньше рассчитывали на милосердие. Но истинно то, что они казались более твердыми в перенесении боли, чем французы».

Из мемуаров адъютанта Наполеона генерала Армана Коленкура

«Еще никогда мы не теряли в одном сражении столько генералов и офицеров… Пленных было мало. Русские проявляли большую отвагу; укрепления и территория, которые они вынуждены были уступить нам, эвакуировались в порядке. Их ряды не приходили в расстройство… они храбро встречали смерть и лишь медленно уступали нашим отважным атакам. Еще не было случая, чтобы неприятельские позиции подверглись таким яростным и таким планомерным атакам и чтобы их отстаивали с таким упорством. Император много раз повторял, что он не может понять, каким образом редуты и позиции, которые были захвачены с такой отвагой и которые мы так упорно защищали, дали нам лишь небольшое число пленных… Эти успехи без пленных, без трофеев не удовлетворяли его…»

В литературе встречаются самые разноречивые факты о потерях сторон, спорным является до сих пор и вопрос о победителе. Противники не решили поставленных перед собой в битве задач: Наполеон не сумел разгромить русскую армию, Кутузов – защитить Москву. Однако огромные усилия, предпринятые французской армией, оказались, в конце концов, бесплодными. Бородино принесло Наполеону горькое разочарование – исход этой битвы ничем не напоминал о прежних громких победах.

Все же, и Наполеон, и Кутузов в официальных реляциях о состоявшемся сражении объявили своей победой итог противостояния в день 26 августа.

Из реляции М.И. Кутузова императору Александру I

«Баталия 26-го числа бывшая, была самая кровопролитнейшая из всех тех, которые в новейших временах известны. Место баталии нами одержано совершенно, и неприятель ретировался тогда в ту позицию,  в которую пришел нас атаковать; но чрезвычайная потеря, и с нашей стороны сделанная, особливо тем, что переранены самые нужные генералы, принудила меня отступить по Московской дороге. Сего дня нахожусь я в деревне Наре и должен отступить еще навстречу к войскам, идущим ко мне из Москвы на подкрепление. Пленные сказывают, что неприятельская потеря очень велика и что общее мнение во французской армии, что они потеряли ранеными и убитыми 40000 человек. Кроме дивизионного генерала Бонами, который взят в плен, есть другие убитые…».

Александр I понимал действительное положение дел, но, чтобы поддержать боевой дух армии и надежду народа на скорейшую победу над Наполеоном и окончание войны, объявил о Бородинском сражении как о победе. Князь Кутузов был произведён в генерал-фельдмаршалы. Ему было пожаловано 100 тысяч рублей. Барклай-де-Толли получил орден святого Георгия 2-й степени, князь Багратион – 50 тысяч рублей. Четырнадцать генералов были награждены орденом святого Георгия 3-й степени. Всем нижним чинам, бывшим в сражении, было пожаловано по 5 рублей каждому.

Следует сказать, что обе армии проявили в Бородинском сражении героизм. В результате сражения французы заняли некоторые передовые позиции и укрепления русской армии, оттеснили русских с поля боя, в конечном счете вынудили их оставить Москву. Но обескровленная французская армия была не в силах преследовать противника. При этом русская армия сохранила боеспособность и моральный дух, то есть своей цели – разгрома русских войск – Наполеон так и не достиг. За короткий срок русская армия смогла восстановить численность своих рядов.

В оценке этого сражения, наверное, самым точным было мнение самого Наполеона: «Из всех моих сражений самое ужасное то, которое я дал под Москвой. Французы в нем показали себя достойными одержать победу. А русские стяжали славу быть непобежденными».

Бородинское сражение иногда еще называют «битвой генералов» вследствие больших потерь в высшем командном составе. В русской армии убиты и смертельно ранены 4, ранены и контужены 23 генерала. В «Великой армии» Наполеона убиты или умерли от ран 12 генералов, ранены один маршал (Даву) и 38 генералов. В плен попало по одному генералу с каждой стороны.

Участник Бородинского сражения на стороне российской армии, впоследствии известный германский военный теоретик Карл фон Клаузевиц относил эту битву «к тем сражениям, которые… не получили полного развития».

Из сообщения кабинета министров об оставлении Москвы

«С крайнею и сокрушающею сердце каждого сына Отечества печалию сим возещается, что неприятель сентября 3-е число вступил в Москву. Но да не унывает народ российский. Напротив, да поклянется всяк и каждый воскипеть новым духом мужества, твердости и несомненной надежды, что всякое наносимое нам врагами зло и вред оборотятся напоследок на главу их. Неприятель занял Москву  не от того, что преодолел силы наши или бы ослабил их. Главнокомандующий по совету с первенствующими генералами нашел за полезное и нужное уступить на время необходимости, дабы с надежнейшими и лучшими потом способами превратить кратковременное торжество неприятеля в неизбежную ему погибель. Сколь ни болезненно всякому русскому слышать, что первопрестольный град Москва вмещает в себе врагов отечества своего; но она вмещает их в себе пустая, обнаженная от всех сокровищ и жителей. Гордый завоеватель надеялся, вошед в нее, сделаться повелителем всего Российского царства и предписать ему такой мир, какой благорассудит; но он обманется в надежде своей и не найдет в столице сей не только способов господствовать, ниже способов существовать. Собранные и отчасу больше скопляющиеся силы наши окрест Москвы не престанут преграждать ему все пути и посылаемые от него для продовольствия отряды ежедневно истреблялись, доколе не увидит он, что надежда его на поражение умов взятием Москвы была тщетная и что поневоле должен он будет отворять себе путь из ней силою оружия…»

Как показали дальнейшие события, Москва для французской армии превратилась в ловушку, а попытка выбраться из нее, т.е. отступление, обернулась настоящим бегством.

К 1839 году земли в центральной части Бородинского поля были выкуплены императором Николаем I, а на месте батареи Раевского, был торжественно открыт монумент.

В год празднования 100-летия сражения на территории Бородинского поля были установлены 33 монумента корпусам, дивизиям, полкам русской армии.

На территории современного музея-заповедника площадью 110 км² расположены более 200 памятников и памятных мест.

К 100-летию Бородинского сражения по заказу императора Николая II художник Ф. Рубо написал панораму «Бородинская битва». Сначала панорама размещалась в павильоне на Чистых прудах, в 1918 году была демонтирована, а в 1960-е годы отреставрирована и вновь открыта в здании музея-панорамы.

 

По материалам портала «История.РФ» и Научно-исследовательского института военной истории Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации

: Я автор (captcha):

Автор публикации

не в сети 4 дня

Редакция "Законовест"

28
Комментарии: 0Публикации: 161755Регистрация: 22-02-2018
Copyright © 2018-2020 Законовест. Все права защищены. 16+
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля