КРЕЩЕНИЕ РУСИ

на сайт, и вы сможете вступить в группу.
image_pdfimage_print

Под этим понятием в современной исторической науке подразумевается введение на территории Киевской Руси князем Владимиром Святославичем в качестве государственной религии христианства. Основываясь на летописные источники, принято это историческое событие относить к 988 году. Однако, есть среди историков и мнение, что оно могло произойти и на несколько лет позже. В российской историографии Нового времени впервые этот термин был употреблён В.Н. Татищевым и Н.М. Карамзиным.

Язычество, которое тогда было распространено среди славянских племен на территории Руси, было достаточно неупорядоченной совокупностью различных верований, культов, но не учением. Это было соединение религиозных обрядов и массы объектов религиозного почитания. Поэтому объединение людей разных племен, которое было так необходимо восточным славянам в X–ХII веках, не могло быть осуществлено язычеством. Само же язычестве содержало сравнительно мало специфических национальных черт, свойственных только одному народу. Отдельные племена и население отдельных местностей объединялись по признаку общего культа.

Древние славяне поклонялись стихиям видимой природы, прежде всего: Даждь-богу (божество солнца, податель света, тепла, огня и всяческих благ; само светило называли Хорсом) и Велесу (Волосу) – скотьему богу (покровитель стад). Другим важным божеством был Перун – бог грозы, грома и смертоносной молнии, заимствованный из балтийского культа (литовский Перкунас). Ветер олицетворялся Стри-богом. Небо, в котором пребывал Даждь-бог, звалось Сварогом и считалось отцом солнца; поэтому Даждь-богу и усвоено было отчество Сварожича. Почиталось также божество земли – Мать-земля сыра, некое женское божество – Мокош, а также податели семейного блага – Род и Рожаница.

У славянских богов не было ни храмов, ни особого сословия жрецов, ни каких-либо культовых сооружений. Кое-где на открытых местах ставились изображения божеств – деревянные кумиры и каменные бабы. Им приносились жертвы, иногда даже человеческие, этим и ограничивалась культовая сторона идолослужения.

Между тем стремление вырваться из-под угнетающего воздействия одиночества среди редконаселенных лесов, болот или степей, страх одиночества, боязнь грозных явлений природы заставляли людей искать объединения. Таким образом, стремление к государственности на Руси не было принесено извне, из Греции или Скандинавии. Введение единого верования способствовало укреплению появившегося государства.

В 980 году князь Владимир Святославич делает первую попытку объединения язычества на всей территории от восточных склонов Карпат до Оки и Волги, от Балтийского моря до Черного, включавшей в свой состав восточнославянские, финно-угорские и тюркские племена.

По территории, а точнее, по рекам появившегося русского государства проходил европейский торговый путь, известный по русским летописям как путь «из варяг в греки», то есть из Скандинавии в Византию и обратно. Он оставался в Европе наиболее важным вплоть до XII века, до тех пор когда европейская торговля между югом и севером переместилась на запад. Путь этот не только соединял Скандинавию с Византией, но и имел ответвления, наиболее значительным из которых был путь на Каспий по Волге.

С этим же путем связана и легенда о путешествии просветителя и небесного покровителя Руси апостола Андрея Первозванного из Синопии и Корсуни (Херсонеса) по Днепру, Ловати и Волхову в Балтийское море, а затем кругом Европы в Рим.

В 988 году византийскому императору Василия II потребовалась военная помощь. Шеститысячный отряд варяжско-русской дружины, посланный Владимиром Святославичем, спас императора, наголову разбив войско пытавшегося занять императорский престол Варды Фоки. Сам Владимир провожал свою дружину, отправлявшуюся на помощь Василию II, до днепровских порогов. Исполнив свой долг, дружина осталась служить в Византии.

За оказание военной помощи Владимиру была обещана в жены сестра императора Анна, которой к этому времени исполнилось двадцать шесть лет.

Но обещание не было выполнено. Восприняв это как оскорбление, Владимир решил добиваться руки Анны военной силой. Он осадил и взял византийский Херсонес в Крыму. После этого брак был заключен. Этим браком Владимир достиг того, что Русь перестала считаться в Византии варварским народом. Ее стали называть христианнейшим народом. Возрос и династический престиж киевских князей.

Христианизация Руси и родство правящего рода с византийским двором ввели Русь в семью европейских народов на совершенно равных основаниях. Сын Владимира Святославича Святополк женился на дочери польского короля Болеслава Храброго. Дочь Владимира Мария Доброгнева была выдана за польского князя Казимира I. Дочь Ярослава Мудрого Елизавета вышла за норвежского короля Гарольда Смелого, несколько лет добивавшегося ее руки. Другая дочь Ярослава, Анна, была королевой Франции, оставшись вдовой после смерти своего мужа Генриха I. Одна из дочерей Ярослава, Анастасия, была замужем за венгерским королем Андреем I. Родственные связи русских князей XI–XII веков свидетельствуют об огромном престиже Руси среди всех народов Европы.

Князь Владимир, перед тем как женился на Анне, принял решение креститься. Жена его по национальности была болгарыней. Именно она, говоря на родственном русичам языке, смогла его убедить в таком сложном вопросе, как принятие новой религии.

Вернувшись в Киев, князь ниспроверг языческих идолов, а потом крестил киевлян в реке Почайне, притоке Днепра. На Руси утвердилась церковная иерархия во главе с архиереем в сане митрополита. Архиепископ отправился к Новгороду Великому, епископы – в другие крупные города. Там произошло то же самое, что и в Киеве, – ниспровержение «кумиров» и крещение горожан.

На первых порах распространение христианства не вызвало сопротивления. Какое-то недовольство новгородцы проявили, но и оно, судя по всему, оказалось незначительным. В Ростове епископа не приняли. Там новая вера распространялась гораздо медленнее, с большим трудом. Возможно, причина состоит в этническом составе тамошнего населения: значительную часть Ростовской земли занимали финно-угорские племена, повсеместно проявившие большую стойкость в язычестве, нежели славянские.

В целом же христианство по всей стране принимали добровольно. Слабость и пестрота язычества, поддержка Церкви правителем, давнее знакомство с христианством в больших городах способствовали скорому почти бескровному утверждению христианской религии на Руси. В Киеве еще почти за сто лет до Владимира стояли малые церковки. В варяжских дружинах, состоявших на службе у русских князей, часто встречались простые воины и знатные люди, исповедовавшие христианство.  Еще раньше, много лет на Киевском столе находилась княгиня Ольга (945–969), бабушка Владимира, которая ранее посетила столицу Византии и вернулась оттуда христианкой.

Благодаря болгарской письменности, христианство предстало на Руси как высокоорганизованная религия с высокой культурой. С церковными книгами он пришел к нам из Болгарии. Богослужение совершалось именно на этом языке. Он был языком высокой культуры, постепенно принимавшим восточнославянскую лексику, орфографию.

В целом распространение христианства на Руси было довольно мирным. Чего нельзя сказать о других станах и народах. Насильно крестил свои дружины Хлодвиг. Карл Великий насильно крестил саксов. Насильно крестил свой народ король венгерский Стефан I. Он же насильно заставлял отказываться от восточного христианства тех, кто успел принять его по византийскому обычаю. Но достоверных сведений о массовых насилиях со стороны Владимира Святославича нет. Ниспровержение идолов Перуна на юге и на севере не сопровождалось репрессиями. Идолов спускали вниз по реке, как спускали впоследствии обветшавшие святыни — старые иконы, например. Народ плакал по своему поверженному богу, но не восставал. Восстание волхвов в 1071 году, о котором повествует Начальная летопись, было вызвано в Белозерской области голодом, а не стремлением вернуться к язычеству. Более того, Владимир по-своему понял христианство и даже отказывался казнить разбойников, заявлял: «…боюсь греха».

Всякая религия, в том числе и язычество Руси, имеет помимо всякого рода культов и идолов еще и нравственные устои, которые так или иначе организуют народную жизнь.

Одной из христианских добродетелей, с точки зрения Владимира, явилось милосердие богатых по отношению к бедным и убогим. Согласно летописи, Владимир «повеле всякому нищему и убогому приходити на двор княжь и взимати всяку потребу, питье и яденье, и от схотьниц кунами (деньгами)». А тем, кто не мог приходить, немощным и больным, развозить припасы по дворам. Обычная щедрость становилась милосердием. Акт добродеяния переносился с человека, дающего, на тех, кому давалось, а это и было христианским милосердием.

 

Долгое время в деревнях оставались, например,  так называемые помочи или толока – общий труд, совершаемый всей крестьянской общиной. В языческой, дофеодальной деревне помочи совершались как обычай общей сельской работы. В христианской (крестьянской) деревне помочи стали формой коллективной помощи бедным семьям – семьям, лишившимся главы, нетрудоспособным, сиротам и т. д. Помочи совершались как праздник, сопровождались шутками, иногда состязаниями, общими пирами. Таким образом, с крестьянской помощи малоимущим семьям снимался весь обидный характер: со стороны соседей помочи совершались не как милостыня и жертва, унижавшие тех, кому помогали, а как обычай, доставлявший радость всем участникам.

Конечно, принятие христианства не означало автоматически расставание с язычеством. Христианство смягчало и вбирало в себя и другие языческие обычаи. На протяжении веков, скрытно или явно, отголоски языческих обрядов существовали рядом с верой в Христа, существуют они и сейчас, не вступая в противоречие с христианской религией. Они трансформировались в христианские символы.

После признания христианства государственной религией оно охватило, прежде всего, городское население. Одним из показателей постепенного распространения христианства являются находки нательных крестов и образков в культурных слоях поселений и в погребальных памятниках.

Православие, как и все христианство, не стояло на месте. С течением времени оно менялось, часто подвергалось критике и гонениям. Но все же, признавалась его роль в становлении Российского государства. Например, в книге «Церковь и идея самодержавия в России», изданной в 1930 г., о крещении Руси говорится следующее:

«Принятие христианства укрепляло государственную власть и территориальное единство Древнерусского государства. Оно имело большое международное значение, которое заключалось в том, что Русь, отвергнув «примитивное» язычество, становилась теперь равной другим христианским народам <…> Принятие христианства сыграло большую роль для развития русской культуры.»

Впервые крещение Руси официально праздновалось в 1888 году по инициативе обер-прокурора Святейшего Синода К.П. Победоносцева. Юбилейные мероприятия были проведены в Киеве. Там в преддверии юбилея был заложен Владимирский собор, открыт Богдану Хмельницкому, совершены торжественные богослужения. В следующий раз об этом событии заговорили через 100 лет, после множества исторических и политических событий в жизни России. В 1988 году в Советском Союзе было отпраздновано 1000-летие Крещения Руси. Этот праздник отмечался на фоне «перестройки» и «политики гласности». А в июне 2008 года Архирейский собор Русской православной церкви постановил в день святого равноапостольного князя Владимира, т.е. 28 июля, совершать богослужение по уставу великого праздника.

Автор публикации

не в сети 2 дня

Редакция "Законовест"

28
Комментарии: 0Публикации: 161729Регистрация: 22-02-2018
Copyright © 2018-2020 Законовест. Все права защищены. 16+
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля