ГЕРОИЧЕСКАЯ ОБОРОНА КРЕПОСТИ ОСОВЕЦ – «АТАКА МЕРТВЕЦОВ»

6 августа 2021 в 08:41
на сайт, и вы сможете вступить в группу.
image_pdfimage_print

Как и весь период Первой мировой войны для России лето далекого 1915 года было драматическим. Нет, героизм и отвага солдат русской армии не иссякли. Были ошибки в организации обеспечения армии, планировании военных действий, руководстве войсками. Они и приводили к тяжелым последствиям на фронте. К тому же к этому времени Германия сумела создать и накопить большие запасы оружия массового поражения – химические боеприпасы. И не только их накопила, но и применила: сначала на Западном фронте, в апреле 1915 года под Ипром, а затем на Восточном фронте в мае того же года против русской 55-й пехотной дивизии был применен газ хлор, который распыляли из баллонов. Хотя применение такого вида оружия и было запрещено решениями Гаагской конференции 1899 года, Германия воспользовалась тем, что в документе говорилось лишь об артиллерийских снарядах, оснащенных химическими веществами, а о баллонах речи не было. Разработки средств защиты были приостановлены, как не окупающие сами себя и ненужные. Поэтому применение боевых отравляющих веществ было неожиданным для войск союзников и привело к большим жертвам.
Газы действовали по-разному: вызывали раздражение и ожоги глаз и носоглотки, токсические судороги грудной клетки, накапливающиеся в легких вредные вещества разъедали их и приводили к смерти от удушья.
Наскоро созданные защитные маски помогали мало, фильтрующие вещества подобраны были плохо и иногда наносили вторичный ущерб здоровью человека. Поэтому солдаты на фронте часто использовали для защиты комплекты чистых портянок или исподнего белья, которые смачивали водой и обматывали вокруг лица. Оказалось, что даже смачивание собственной мочой, если под рукой нет воды, также достаточно эффективно защищает от отравления хлором. Такое положение дел продолжалось до изобретения противогаза российским ученым химиком-органиком Н.Д.Зелинским.
К началу Первой мировой войны границы Царства Польского, входившего в состав Российской империи, в военном отношении были защищены рядом крепостей. К их числу относилась и крепость Осовец, прикрывавшая важный железнодорожный узел Белосток. Она располагалась недалеко от места впадения в реку Нарев её притока реки Бобр и контролировала узкий перешеек суши, с севера и юга ограниченный непроходимыми болотами. Крепость состояла из четырех фортов, земляных укреплений, пехотных предкрепостных позиций и других сооружений, в которых было размещено несколько десятков орудий.
Крепость Осовец находилась достаточно близко от довоенной русско-германской границы. Поэтому уже в сентябре 1914 года она начала отражать атаки частей 8-й германской армии. Несмотря на то, что германские войска использовали большое количество орудий крупного калибра и имели преимущество в живой силе, защитники успешно применяли свою в значительной степени устаревшую артиллерию и отражали атаки противника.
После двух неудачных штурмов в феврале 1915 года для разрушения крепости немцы собрали несколько десятков осадных орудий крупного калибра, в том числе несколько мощнейших 420-мм орудий (называемых «Большая Берта»).
С 25 февраля начались интенсивные обстрелы крепости. По разным данным, только до 3 марта немецкая артиллерия выпустила по крепости до 200 тысяч снарядов, в районе самой крепости было зафиксировано около 30 тысяч воронок от снарядов. Часть снарядов падала в болота, реку и не причиняла вреда. К тому же русским артиллеристам в крепости удалось точным огнем вывести из строя батарею «Больших Берт», как только она начала вести обстрел.
Без артиллерии атакой одной пехоты крепость взять было невозможно. При видимом затишье обе стороны готовились – русские укрепляли позиции, а немцы проводили замену своих частей и подготавливали новый штурм.
С апреля 1915 года гарнизон крепости возглавлял генерал-майор Н. А. Бржозовский.
Для штурма русской крепости прибыли части 11-й дивизии ландвера. Основная роль отводилась 18-му полку 70-й бригады этой дивизии, усиленному дополнительными подразделениями который должен был наступать вдоль шоссе и железной дороги, а южнее должен был действовать 76-й полк. Чтобы обеспечить успех операции, германское командование решило применить непосредственно перед наступлением по фронту обоих полков мощную газобаллонную атаку смеси хлора и брома.
Перед пехотными укреплениями русских были сосредоточены двенадцать батальонов 11-й дивизии ландвера, во втором эшелоне находились ещё шесть батальонов, их поддерживали до 30 осадных орудий. Кроме того, были развернуты более тридцати газобаллонных батарей с несколькими тысячами баллонов с отравляющим газом. Почти две недели немцы ждали, когда подует благоприятный для них ветер, и утром 24 июля (6 августа) начали газовую атаку.
На предкрепостных Сосненских позициях в это время находилось девять русских рот, из которых пять регулярных Землянского полка и четыре роты ополчения.
Высота газового облака составляла от 12 до 15 метров, газ проник на общую глубину до 20 км, сохраняя поражающее действие на глубину до 12 км.
Так как эффективных средств защиты у оборонявшихся не было, потери от атаки газами оказались ужасающими: три роты Землянского полка выбыли из строя полностью, еще от одной осталось меньше половины, численность остальных русских рот составила около сотни человек. Первыми погибли солдаты, находившиеся в секретах и разведывательных партиях, затем стали задыхаться солдаты в передовых окопах. Первая и вторая линии обороны Сосненской позиции остались практически без оборонявшихся. Газы достигли и крепости, и практически весь ее гарнизон, включая командование, получил отравления различной степени, из строя выбыло свыше 1600 человек.
После пуска газов в атаку пошла немецкая пехота. Одновременно с этим немецкая артиллерия открыла огонь по окопам Сосненских позиций, а потом и по самой крепости как обычными снарядами, так и снарядами с хлорпикрином. Немногие выжившие защитники русских позиций были обессилены газами и не могли оказать какого-либо сопротивления. Пушки крепости сначала также не могли вести огонь эффективный, так как и артиллеристы тоже попали под газовую волну.
Однако под действие газов попали и сами немцы. 76-й полк ландвера во время атаки слишком сильно забрал влево и попал в полосу газовой атаки, потеряв около тысячи человек. И все же его солдатам удалось захватить несколько участков обороны, несмотря на яростное сопротивление русских. Рассказывают, что один из уцелевших пулемётчиков, будучи отравленным газами, успел выпустить в противника две ленты, усеяв трупами всё пространство перед собой, и задержал наступавших. Они смогли приблизиться к пулемётчику лишь в тот момент, когда он вставлял третью ленту. Озверевшие от понесенных потерь, немцы изрубили отважного солдата в клочья. Имя его, к сожалению, остается неизвестным.
Подавляя одиночное сопротивление, подразделения германского 18-го полка преодолели линии заграждений из колючей проволоки и стали продвигаться вдоль полотна железной дороги. Ситуация складывалась критическая. Поэтому генерал-майор Бржозовский отдал приказ выбить противника с захваченных позиций.
Первой в контрнаступление перешла 13-я рота 226-го Землянского полка под командованием подпоручика Владимира Карповича Котлинского. В.К. Котлинский также, как и все его солдаты, получил газовое отравление, но остался в строю. Под огнём противника рота преодолела расстояние около километра, отделявшее ее от занятых врагом позиций, после чего повела наступление вдоль железной дороги. Немцами был открыт ожесточенный ружейно-пулемётный огонь. В результате этого часть русских солдат погибла. Смертельное ранение получил и подпоручик В.К. Котлинский. После этого командование ротой взял на себя подпоручик Владислав Максимилианович Стржеминский. Несмотря на сильное отравление газами, он с остатками вверенной ему роты завершил атаку и выбил врага.
Именно атака 13-й роты известна как «атака мертвецов», ее солдаты были первыми, кто преодолел остатки газового облака и обрушился в рукопашную на противника. Немецкие солдаты и их командиры были уверены, что газы обеспечат им легкую победу, и не ожидали заметного сопротивления. Но когда на них из уже рассеивающегося облака газа пошли в атаку люди с кожей, позеленевшей от окиси хлора, они в панике бросились назад. Русские солдаты ворвались в оставленные несколько часов назад окопы. За 13-й ротой в контратаку перешли 8-я, 12-я и 14-я роты Землянского полка. Помогла и крепостная артиллерия. Противник был выбит на исходные позиции. К 8 часам утра попытка немецкого прорыва русских позиций и захват крепости были ликвидированы. К 11 часам дня обстрел крепости прекратился, очередной ее штурм не удался.
Немецкие солдаты в тот период более не могли штурмовать крепость, они были деморализованы потерями от своего же газового оружия, точностью стрельбы русских артиллеристов и стойкостью русских солдат. Говорят, что многие после штурма долго страдали нервными расстройствами и именно им принадлежит легенда об атаке убитых газами «мертвецов».
Подпоручик В.К. Котлинский был посмертно награждён орденом Святого Георгия 4-й степени. Позднее его прах забрала мать и перезахоронила на родине в Пскове.
Подпоручик В. М. Стржеминский был награждён Георгиевским оружием.
Точные потери обеих сторон в том бою неизвестны до сих пор. Российские архивные документы приводят лишь данные о потерях офицерского состава – один убитый (командир роты подпоручик В.К. Котлинский) и семь человек, отравленных газами. Соответствующие германские документы якобы утрачены в период Второй мировой войны.
К 20-м числам августа в крепости оставались лишь часть артиллеристов и сапёров. Несколько оставшихся пушек вели огонь. Таким образом создавалось впечатление, что вся крепостная артиллерия находится на позициях. Саперы заминировали все укрепления, благо, что взрывчатки оставалось достаточно. 18 августа (по другим данным 23 августа) они подорвали заряды, заложенные в укреплениях Осовца, и отступили. Оборона крепости продолжалась целый месяц.
О героизме защитников крепости в России в годы войны в обществе хотя и говорили, но их жизни оказались лишь расходным материалом. Они смогли задержать противника на довольно длительный срок, но в ходе начавшегося в мае 1915 года в Галиции наступления австро-германские войска прорвали русский фронт, и, чтобы избежать окружения, русская армия начала общее отступление.
Впервые выражение «атака мертвецов» при описании контратаки солдат 13-й роты 226-го Землянского полка промелькнуло в работе непосредственного участника обороны крепости Осовец Сергея Александровича Хмелькова «Борьба за Осовец», которая была опубликована Воениздатом в 1939 году. К тому времени он был профессором, занимал должность начальника кафедры сухопутной фортификации и укреплённых районов Военно-инженерной академии им. В. В.Куйбышева. Это была оценка событий не только как очевидца, но и как авторитетного специалиста.
Вообще же в СССР многие десятилетия, тем более после Первой мировой войны, говорить о подвигах солдат и офицеров русской армии по идеологическим соображениям было не принято. Целый пласт исторической информации оказался скрытым от людей.
В честь подвига солдат, защищавших крепость Осовец, в 2015 году в Землянске (Воронежская область) был установлен памятный знак 226-му пехотному Землянскому полку, были написаны художественные произведения, сняты документальные фильмы и короткометражный фильм, выпущены почтовые марки, проводятся военно-исторические реконструкции, организованы различные выставки.

Автор публикации

не в сети 2 недели

Редакция "Законовест"

28
Комментарии: 0Публикации: 161961Регистрация: 22-02-2018
Copyright © 2018-2021 Законовест. Все права защищены. 16+
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля