Если Трамп решит начать ядерную войну, то никто не сможет (законно) остановить его

image_pdfimage_print

В дни президентской кампании 2016 года противники Дональда Трампа принялись утверждать, что он психически слишком неуравновешен, чтобы стать президентом. В частности, говорилось, что ему нельзя доверять самую опасную и неконтролируемую власть президента — способность в одностороннем порядке начать ядерную войну.

Например, в конце октября 2016 года штаб-квартира предвыборной кампании Клинтон запустила рекламу с участием теперь уже взрослой актрисы из печально известного рекламного ролика «Маргаритка» (https://www.vox.com/policy-and-politics/2016/10/31/13477678/clinton-ad-daisy), в котором утверждалось, что Барри Голдуотер в случае его избрания начал бы ядерную войну. После этого, вскоре после избрания Трампа, кое-кто в конгрессе начал изучать способы ограничения ядерных полномочий президента.

Неудивительно, что эти усилия были недолгими. Как и следовало ожидать, военное ведомство демонстративно возмутилось из-за того, что военные полномочия президента могли бы быть каким-либо образом ограничены. Как сказал один бывший чиновник министерства обороны США: «Я думаю, что если бы мы каким-то образом изменили процесс принятия решений из-за недоверия к этому президенту, то это было бы неудачным прецедентом».

Мысль о том, что Дональд Трамп особенно нестабилен или неспособен отвечать за применение военной силы, нужно еще продемонстрировать. Вопреки утверждениям о том, что Трамп готов стрелять по любому поводу, он фактически является первым президентом со времен Рональда Рейгана, который не начал никаких новых крупномасштабных вторжений или бомбардировок (если не считать военную интервенцию США в Гренаду в октябре 1983 года – С.Д.). Принимая во внимание, что Клинтон, Обама и оба Буша начинали новые вторжения и крупные бомбардировочные инициативы (то есть, война Клинтона против Сербии, вторжение Обамы в Ливию) Трамп следовал тенденции просто продолжать существующую политику.

Целевой ракетно-бомбовый удар, в результате которого был уничтожен иранский генерал и лидер иракского ополчения была продолжением политики, проводимой администрацией Обамы, и администрация Трампа не внесла в нее никаких существенных изменений.

Да, эта политика аморальна, неблагоразумна и нарушает международное право. Но дело в том, что политика Трампа не более аморальна или незаконна, чем политика его предшественников (, занимавших пост президента – С.Д.) после холодной войны.

Тем не менее, напыщенный стиль Трампа и его кажущаяся эмоциональная нестабильность — реальная или воображаемая — являются важным напоминанием о том, что президенты США действительно имеют возможность без каких-либо вето, сдержек или какого-либо должного процесса развязывать ядерные войны, которые могут положить конец цивилизации.

В 2008 году в интервью Fox News Дик Чейни правильно заявил: «За президентом Соединенных Штатов в течение пятидесяти лет все время, двадцать четыре часа в сутки, следует военный помощник, несущий «футбольный мяч» [то есть, чемодан], в котором содержатся ядерные коды, которые он будет использовать и имеет полномочия использовать в случае ядерной атаки на Соединенные Штаты. Он может начать такую разрушительную атаку, которую никогда не видел мир. Ему не нужно ни с кем советоваться. Ему не нужно звонить в конгресс. Ему не нужно советоваться с судами.»

Другими словами, единственное, что стоит между президентом и пуском им ядерных ракет, это его собственный моральный компас. Любой, кто не безнадежно наивен в отношении политиков и политических институтов, найдет это глубоко тревожащим.

Но почему не было предпринято никаких значительных усилий для разработки какого-либо контроля над этим процессом или вето на него? Частично это связано с тем фактом, что военное ведомство США придерживается позиции, допускающей, скорее, ошибки, граничащие с агрессией, но не сдержанность. В дни холодной войны при наличии ядерного оружия, по сути, не было никаких гарантий. Человек, претендующий на пост президента, если бы у него был доступ к нужным людям, теоретически мог приказать нанести ядерный удар, и не было никакого способа хоть подтвердить его личность.

Президент Кеннеди ввел более надежный процесс (https://www.smithsonianmag.com/history/real-story-football-follows-president-everywhere-180952779/). Хотя его происхождение остается высоко засекреченным, «футбольный мяч» можно проследить к кубинскому ракетному кризису 1962 года. В частном порядке Джон Ф. Кеннеди считал, что ядерное оружие, как он выразился, «полезно только для сдерживания». Он также считал, что это «безумие, когда два человека, сидящие по разные стороны света, должны иметь возможность принять решение о конец цивилизации». В ужасе от доктрины, известной как MAD (mutually assured destruction, взаимно гарантированное уничтожение; аббревиатура по написанию совпадает с прилагательным «безумный, сумасшедший» и т.п. — С.Д.), Кеннеди приказал установить на ядерное оружие замки и потребовал альтернативы плану ядерной войны по принципу «все или ничего».

Кеннеди начал задавать вопросы о том, как на самом деле может произойти ядерный удар, и конкретно спросил:

· «Что я скажу Национальному военному командному центру, чтобы нанести немедленный ядерный удар?»

· «Как человек, получивший мои инструкции, проверит их?»

Как считал Кеннеди, важно обеспечить, чтобы только президент, чью личность можно было как-то проверить, мог санкционировать нанесение удара.

Однако, по мнению некоторых критиков Пентагона, военные были полны решимости упростить запуск ракет. Военно-воздушные силы даже обвиняются в использовании набора цифр «00000000» в качестве кода, который может позволить запуск ядерной ракеты. Как пишет журнал Foreign Policy (внешняя политика – С.Д.) (https://foreignpolicy.com/2014/01/21/air-force-swears-our-nuke-launch-code-was-never-00000000/): «Брюс Блэр, эксперт по ядерной безопасности и бывший офицер, ответственный за пуск… [а] теперь ученый и автор в Принстонском университете, впервые высказал эту идею в статье, опубликованной в 2004 году. Он обвинил военно-воздушные силы в обходе приказа президента Джона Ф. Кеннеди от 1962 года установить дополнительные коды безопасности для защиты от случайного или несанкционированного запуска, поставив их на место, но сделав их чрезвычайно простыми для ответственных за пуск ракет офицеров из личного состава подземных бункеров. Это, по словам Блэра, фактически устранило полезность кодов».

Блэр утверждает, что этот протокол с простым кодом сохранялся как минимум десять лет, включая период, когда офицером по запуску был он.

Со своей стороны ВВС отрицают использование специального кода «00000000». Тем не менее, позиция Пентагона, сводящаяся к поддержке запуска уже давно очевидна. Как отметил Джеффри Льюис из Института международных исследований Мидлбери (Middlebury Institute of International Studies): «Брюс прав насчет основного исторического нарратива, о котором идет речь — ВВС США, в частности Стратегическое командование ВВС США, в общем и целом сопротивлялись введению технических гарантий из опасений, что такие меры могут затруднить использование оружия в случае конфликта, … Как и многие другие практики того периода … Акцент ВВС на готовности в ущерб безопасности в то время был, кажется, по общему признанию, задним числом, неразумным до крайности.»

За эти годы проявились и другие потенциальные источники человеческой ошибки или саботажа.

Военнослужащие, близкие к президенту Клинтону, утверждали, что он не надлежащим образом обращался с так называемым «печеньем» — карточкой, на которой напечатаны коды запуска ядерных вооружений. Президенты часто носили её в кармане пальто. Но эти карточки можно положить и в ненадлежащее место. По словам одного из тех, кто носил «футбольный мяч»: «[Клинтон] думал, что он просто положил их на верхнем этаже», вспоминает Пэттерсон. «Мы позвонили наверх, начали поиск кодов в Белом доме, и он, наконец, признался, что на самом деле положил их куда-то еще. Он не мог вспомнить, когда он их последний раз видел».

По общему мнению, происходили и другие случаи. Президент Картер, якобы, как-то «оставил свое «печенье» в костюме, который отправили в химчистку».

Однако был подтвержден один случай, когда коды Рональда Рейгана были оставлены без присмотра и оказались без присмотра после покушения на него (https://www.smithsonianmag.com/history/real-story-football-follows-president-everywhere-180952779/): «Во время хаоса, последовавшего за стрельбой, военный помощник был отделен от президента и не сопровождал его в больницу Университета Джорджа Вашингтона. За несколько минут до того, как Рейгана привезли в операционную, его лишили его одежды и других вещей. Позднее «печенье» нашли брошенным, бесцеремонно брошенным в больничный полиэтиленовый пакет.»

Хотя простая потеря «печенья» сама по себе не ведет к запуску (ракет – С.Д.), нетрудно предсказать, как кто-нибудь мог бы злоупотребить доступом к кодам в хаотической военной ситуации. Ученые предложили несколько потенциальных проблем с верификацией и санкционированием.

Например, что, если президент отказался запускать ракеты вопреки решительным призывам своих подчиненных? Может ли он быть выведен из строя его подчиненными, а его коды запуска использованы с санкции другого лица?

Неизвестно, как это закончится. Как пишет Рон Розенбаум в книге «Как начинается конец: дорога к ядерной мировой войне III» («How the End Begins: The Road to a Nuclear World War III», https://www.amazon.com/How-End-Begins-Nuclear-World/dp/1416594221/?tag=misesinsti-20): «весь вопрос о полномочиях ядерного командования и о том, кто возьмет под контроль эту власть, если президент погибнет в результате ядерной атаки, на протяжении десятилетий расстраивал экспертов и политиков. Профессор Йельского юридического факультета Ахил Рид Амар назвал проблему с правопреемством «катастрофой, которая должна произойти».»

Это говорит о проблемах: убит ли президент, считается ли он убитым или недоступен в течение определенного периода. Если вице-президент вступает в должность, а настоящий президент позже объявляется, то кто тогда контролирует ядерное оружие? Попытаться путем обмана активно вырвать контроль над разрешением на запуск из рук президентов могут также заговорщики. Это может включить провозглашение президента недееспособным по причине безумия в соответствии с 25-й поправкой (к конституции США – С.Д.)*. Но Розенбаум пишет: «К тому времени мы окажемся на территории переворота или в эпизоде из 24 (американский телесериал – С.Д.). И что такое здравомыслие или безумие? Что, если президент откажется от угрозы сдерживания с помощью геноцидного возмездия, если нам не удастся сдержать удар по нам? Может ли окружение президента заставить его дать им «золотые коды» и, по сути, отдать приказ о запуске? Кто определяет, кто нормальный, а кто безумный?».

Эту стратегию, конечно, может использовать любая сторона: вице-президент, выступающий за пуск, может вступить в союз с министром обороны, чтобы объявить президента, выступающего против пуска, умственно некомпетентным. Или же противники пуска могут попытаться объявить президента безумным, чтобы предотвратить пуск.

В любом случае, ясно, что все это — неизведанная территория, которая расположена далеко за пределами какого бы то ни было упорядоченного процесса сдержек и противовесов исполнительной власти.

Проблемы имеются и в командной цепочке. В 1973 году начальник службы пуска майор Гарольд Херинг попросил своё начальство уточнить, как ему узнать, был ли президент, отдавший приказ, вменяемым. Военное руководство ответа не дало. Вместо этого Херинга вынудили покинуть ВВС. Хотя военные любят твердить, что от личного состава требуется выполнять только законные приказы, то есть не разрушительные для планеты приказы безумных людей, всё, что действительно имело значение, — это то, чтобы Херинг будет готов запускать ракеты безо всяких вопросов.

Дело в том, что нет никакого способа подтвердить, что президент проверил какие-либо факты о необходимости ядерной войны, или что при отдаче приказа о ядерном ударе президент находится в здравом уме.

Попытки изобразить Дональда Трампа безумным заставили некоторых представителей СМИ и политиков признать эту серьезную проблему. Но Трамп не будет президентом вечно, и наивно полагать, что эта проблема исчезнет, когда к присяге будет приведен его преемник.

Источник: https://mises.org/wire/if-trump-decides-start-nuclear-war-no-one-can-legally-stop-him?utm_source=Mises+Institute+Subscriptions&utm_campaign=37acabaa3d-EMAIL_CAMPAIGN_2019_12_31_06_15_COPY_01&utm_medium=email&utm_term=0_8b52b2e1c0-37acabaa3d-228790407

*Двадцать пятая поправка к конституции США вступила в силу 23 февраля 1967 года. Ею определяется порядок осуществления полномочий президента при досрочном прекращении полномочий президента.

Позиция ЦСА ПГУ необязательно совпадает с мнением автора материaла.
Автор: Райан МакМэйкен — Ryan McMaken — старший редактор Mises Institute.

Перевод: С.П. Духанов.

Автор публикации

не в сети 7 дней

Законовест. Мнения

5
Комментарии: 3Публикации: 70Регистрация: 04-11-2019
Copyright © 2018-2021 Законовест. Все права защищены. 16+
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля