Достаточны ли условия государственности? Народный суверенитет как дополнительное требование для государственности на основе справедливости как моральной основы международного права

23 сентября 2021 в 16:00
на сайт, и вы сможете вступить в группу.
image_pdfimage_print

Конвенция Монтевидео о правах и обязанностях государств (1933) кодифицировала декларативную теорию государственности как часть обычного международного права. В ней были сформулированы требования к государственности, которые часто упоминаются в качестве «принципа эффективности»: (а) постоянное население, (б) определенная территория, (в) организованная власть (правительство) и (г) способность вступать в отношения с другими государствами.
Возможно ли введение дополнительного требования – так называемого «народного суверенитета»? Нужно ли рассматривать это требование как необходимое и / или достаточное условие государственности?
Это понятие следует рассматривать в определенном историческом смысле, причем в свете легитимности осуществления власти. Более того, можно утверждать, что это дополнительное требование может способствовать продвижению предлагаемой основной цели международного права, а именно справедливости (а не мира, как легко выводится из Устава ООН) в конкретном смысле защиты основных прав человека, как это предлагает английский ученый Аллен Бьюкенен в книге «Правосудие, легитимность и самоопределение». Он считает, что в международном праве демократия как способ управления той или иной страной должна быть включена в перечень основных прав человека. Минимальным же условием признания страны в качестве демократической является существование системы выборов государственных органов власти.
А. Бьюкенен не считает возможным существование индивидуальной демократии в глобальном, всемирном масштабе. Он полагает, что каждый человек должен иметь возможность равноправного участия хотя в некоторых важных делах всемирного управления, и, в первую очередь, в равноправном участии в управлении своим государством.
Следует отметить, что оба основных момента, а именно предложенное Бьюкененом понятие справедливости как основной цели международного права и аргумент о народном суверенитете в конкретном историческом смысле как требование государственности, не должны рассматриваться как относящиеся к какой-либо форме теории естественного права. Это не тот случай, когда утверждается, что любая международная норма, которая нарушает справедливость как этическую основу международного права, по этой причине, например, является недействительной.
В этом смысле подтверждается разница между теорией правового позитивизма и теорией естественного права. Первая теория признает правовые нормы, действующие в конкретную эпоху и в конкретном обществе, несмотря на то, что те или иные правовые нормы могут оказаться несправедливыми в отношении некоторых групп населения. В этом случае действует известное правило «Закон суров, но это закон.», и никакого иного права вне рамок имеющегося закона уже быть не может.
Естественное право предполагает наличие у человека ряда неотъемлемых прав, которые принадлежат ему исходя из самого факта его принадлежности к человеческому роду, например, право на защиту от насилия со стороны других людей или государства, право на свободное распоряжение своей личностью, политические, экономические права, право на труд, равенство всех перед законом и другие.
Все эти права не зависят от норм и принципов, действующих в государстве и обществе. Понятия «право» и «закон» представляются здесь нетождественными. С этой точки зрения понятие «народный суверенитет», т.е. народовластие полностью подпадает под эгиду правового позитивизма. Она нашла отражение в ст. 21 Всеобщей Декларации прав человека и выражается, в частности, в проведении различных выборов при всеобщем и равном избирательном праве и свободном голосовании.

Ревин В.В. (НИ МГУ им. Н.П. Огарева)

Автор публикации

не в сети 4 недели

Редакция "Законовест"

28
Комментарии: 0Публикации: 161986Регистрация: 22-02-2018
Copyright © 2018-2021 Законовест. Все права защищены. 16+
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля